№ 6 (316): Он любил ее больше жизни


Содержание:
  • Он любил ее больше жизни
  • -Я не любил её?))


  • Он любил ее больше жизни

    № 6 (316)

    Эта трагическая история любви двух молодых людей, показанная на днях в «Очной ставке» на НТВ, произошла в Барнауле. Классический сюжет Шекспира о Ромео и Джульетте в действительности оказался еще трагичнее: влюбленные хотели пожениться, но та паутина непонимания, неприятия, наговоров, зла и жестокости, которая плелась родственниками юноши, сгубила их молодые жизни. Центральный суд города Барнаула назначил наказание Краснолобову в виде лишения свободы сроком 10 лет и 3 месяца в исправительной колонии строгого режима. Краевой суд оставил приговор без изменения«umage1»
    Думали о будущем детей
    Семья Прудковских несколько лет назад переехала на Алтай из Казахстана. Вынужденные переселенцы, продав за бесценок квартиру и нажитое имущество, купили в Барнауле небольшой частный домик. Решились на такой шаг, думая о будущем своих детей. Сашенька была любимым и желанным ребенком в семье. Малютка радовала близких своими способностями - ходить начала в девять месяцев, говорить в год, читать - в три с половиной года. Глава семьи скончался от сердечного приступа три года назад, и все заботы о детях легли на хрупкие плечи его жены Татьяны - преподавателя французкого языка в лицее.
    Саша без единой тройки закончила школу. Получила свидетельство об окончании музыкальной школы по классу фортепьяно. На момент описываемых событий поступила в педуниверситет на факультет иностранных языков, решив последовать примеру родителей (Сашин папа имел высшее образование, знал английский и китайский языки). Да и бабушка Надежда Григорьевна была образованным человеком, окончив Московский институт имени Плеханова.
    Между матерью и дочерью сложились доверительные отношения, и когда Саша начала встречаться с Костей, первой об этом узнала мама. «Мы уважали ее выбор», - с присущей ей деликатностью говорит Татьяна Олеговна. Она старалась держать дочь в строгих рамках. Спиртное Саше не дозволялось употреблять даже на собственный день рождения. Она была послушной и воспитанной девочкой. «Редкое сочетание красоты и ума», - так отозвался о ней репетитор, с которым она занималась перед поступлением в университет.
    Светловолосая, лучезарная, жизнелюбивая девушка пользовалась успехом у парней. Однако все разговоры у нее были только о Косте.
    «Я своих мужиков держу в кулаке:»
    Отслужив в армии, Костя Краснолобов устроился работать водителем. Когда познакомился с Сашей, то, прибежав домой, восторженно сообщил: «Мама, я встретил такую девушку, она похожа на Барби, так красива!» «У него так горели глаза, что я поняла - надо ждать беды», - скажет потом его мать. Ольга Краснолобова, как утверждал один из свидетелей, была странным человеком. Умудренная жизненным опытом женщина не хотела и даже не пыталась прислушаться к голосу сердца своего ребенка, не желала понять, что творится в его душе. Выбор сына она не одобрила сразу. Скорей всего это была болезненная патологическая материнская ревность, с которой Краснолобова никак не могла совладать.
    Костя с Сашей всегда были вместе. Девочка приходит из школы, а он уже у нее дома, она делает уроки, он терпеливо ее ждет. Было такое, когда мать, в очередной раз выгнав сына, не дала ему зимних вещей, хотя на улице лежал снег. Татьяна отдала другу дочери куртку своего мужа. Трудно и больно себе представить такое, когда взрослый двадцатидвухлетний парень, отслуживший в армии, униженный, голодный, вынужден был скитаться по городу в поисках пристанища.
    Периодически Краснолобова возвращала сына в лоно семьи. Иногда, обуреваемая жаждой мщения, производила внезапные набеги на квартиры, в которых могли находиться влюбленные и, обвинив во всех грехах Сашу, грязно ругалась. А сына гнала домой по улице, матерясь и швыряя в него палки, бутылки, камни - все, что попадется под руку. Ей бы за честь породниться с такой семьей, одобрить и принять выбор Кости, порадоваться избраннице сына - начитанной, благовоспитанной девушке. Но нет, Ольга Краснолобова, исповедуя незыблемость своей позиции, продолжала гнуть свою линию.
    Костя был склонен к суициду. Он пытался повеситься, когда служил в армии. Еще одна демонстративная попытка случилась на глазах Саши. Мать знала об этом. И «ломала сына через колено».
    «Я своих мужиков держу в кулаке, - не раз заявляла Ольга, - и каждый их шаг контролирую». Костя невольно сравнивал гнетущую нездоровую атмосферу в отчем доме и психологический микроклимат в семье Прудковских, где царили уважение и любовь к детям. Гордая, независимая, знающая себе цену Саша никогда бы не позволила потенциальной свекрови вытирать о себя ноги. Краснолобова понимала, что если Костя и Саша будут вместе, то сын окончательно уйдет из-под ее влияния. А Костя даже мысли не допускал, что они с Сашей когда-нибудь расстанутся. Он часто заводил разговор о смерти, говорил, что они должны умереть вместе и хоронить их должны вместе: его - в черном костюме, ее - в свадебном платье:
    «Зачем она тебе нужна?»
    9 июня прошлого года Саша с Костей отправились на концерт группы «HI-FI», проходивший на площади имени Сахарова. На обратном пути зашли к Костиной тетке, у которой он работал водителем. Тетка в присутствии других родственников начала с пренебрежением отзываться о Саше: «Зачем она тебе нужна? Посмотри, другие лучше, вот Таня сидит:» «Костя, хочешь я с тобой на всю ночь в сарай пойду?», - кокетливо заверещала девица, славившаяся в округе легким поведением. Костя молчал. Саша, вспыхнув как маков цвет, попросила друга проводить ее домой. По дороге они ссорились. «Или ты разберешься со своими родственниками, или мы расстанемся», - сказала она ему на прощание.
    Около 9 часов вечера Саша прибежала домой в слезах и в истерике. Потом пришел брат Кости и попытался ее успокоить: «Не обращай внимания, просто завидуют, что у вас любовь такая». А примерно через час позвонила Краснолобова и грубо сказала: «Она у меня его живого забрала, я ей его мертвого не отдам». После этого Татьяне сообщили, что Костя отдал за Сашу жизнь. Потом снова позвонила Костина мать и начала орать дурниной: «Я тебя на куски порву:» Эстафету оскорблений подхватила Костина тетка.
    У Саши был шок. На похороны Кости ее не пустили. Она рвалась туда, а мама ей говорила: «Саша, доча, не надо тебе туда идти, они нашли в тебе крайнего, пусть земля ему будет пухом, тебе незачем себя винить».
    Два месяца родные и близкие вытаскивали Сашу из этого состояния. «Она ничего не ела, плакала, хотела к нему на могилу, но мы оттягивали этот момент, - вспоминает Татьяна, - а она все время повторяла: «Костя говорил, что мы должны умереть вместе, он ушел, и я должна уйти». Я не спала, караулила ее. Вероятно, что у Кости это был единственный способ протеста. Наверно, он понимал, что потеряет Сашу, не дадут они им встречаться».
    «Вы должны у меня в ногах валяться!»
    Между тем телефонные звонки с угрозами продолжались: «Ты не будешь ходить по земле, ты не имеешь права жить», - злобно шептала в трубку Краснолобова. В другой раз она грозила облить Сашу серной кислотой. Оберегая девочку, мама и бабушка не подпускали ее к телефонной трубке. И снова звонки с издевкой: «Это логово сатаны?» Как-то в очередной раз позвонив, Краснолобова злорадно сообщила, что она в церкви поставила Саше десять свечек «за упокой». Тогда терпение матери лопнуло, и она написла заявление в центральный РОВД. Краснолобова привела в милицию толпу родственников и со свойственной ей агрессивностью начала кричать: «Вы должны у нас в ногах валяться, прощения просить, а вы заявление пишете». Начальник Центрального РОВД Михаил Пигарев пообещал, что все будет хорошо, что это дело он берет под свой контроль. Однако, как показали дальнейшие события, по заявлению Прудковской никаких превентивных мер предпринято не было. Если бы работники милиции отнеслись всерьез к своим обязанностям, то не случилось бы ужасного и непоправимого:
    «Я отомстил за сына»
    Костин отец - Михаил Краснолобов - целенаправленно готовился к акту мщения. «Мне кажется, его накрутила жена своей истерией», - скажет потом Сашина мама. Вне всякого сомнения каждодневные стенания-причитания, кликушество бесноватой супруги способствовали нагнетанию психоза и подталкивали наладчика станкостроительного завода к роковому шагу.
    Саша хорошо отзывалась о Костином отце и была убеждена, что он никогда не сделает ей ничего плохого. После смерти своего друга девушка сильно переживала за дядю Мишу, попавшего в больницу, просила маму узнать о его здоровье. За день до своей гибели Саше приснился страшный сон, о котором она рассказала бабушке, маме, подружкам. «Я видела во сне свои похороны. Меня зарезали, мне было так больно. Хоронили меня в свадебном платье». «Наверно, было у нее какое-то предчувствие», - вытирает набежавшие слезы почерневшая от горя Татьяна.
    Саша очень хотела съездить на могилу Кости в село Бешенцево. На 14 августа уже была заказана машина. А накануне около 11 часов, когда Татьяна ненадолго отлучилась к знакомым, девушку вызвали на улицу.
    Соседи, услышав пронзительный девичий крик, бросились на улицу. Краснолобов сидел верхом на лежащей девочке и остервенело наносил удары ножом. Мужчины выбили нож из рук нападавшего и задержали пытавшегося скрыться убийцу. Сашина бабушка Надежда Григорьевна, почуяв неладное, поспешила за ворота, но было уже поздно: «Баба, он меня порезал. В шею, живот:», - шептала окровавленная Саша.
    Врачи боролись за жизнь девочки, но множественные ножевые ранения (16!) не оставили ей никаких шансов. Саша умерла в 2 часа 15 минут. Хоронили ее в белом свадебном платье:
    «Прошу строго не судить!»
    В суде Краснолобов пытался умалить свою вину, вылил на убитую им девушку целый ушат грязи: якобы Саша вела разгульный образ жизни, что, по мнению отца Кости, и привело сына к самоубийству. Измышления Краснолобова были опровергнуты свидетельскими показаниями. «Саша мне рассказывала обо всем, что с ней происходит, - говорила ее лучшая подруга Ирина Вебер, - если бы она хотя бы раз изменила Косте, я бы об этом обязательно знала. Она его сильно любила».
    На судебном заседании голос Татьяны Прудковской с ее интеллигентной манерой говорить звучал негромко. Она вспоминала о дочери скорбно, трепетно, нежно и продолжала любить ее как живую. Ольга Краснолобова, взгромоздясь на трибуну, с воодушевлением взялась поливать грязью сына и его возлюбленную, живописала, как она застукала Костю и Сашу на одной из квартир, с цинизмом смаковала подробности. В ее голосе было столько базарного азарта, что судья Центрального суда Татьяна Феско вынуждена была прервать ее на полуслове. Краснолобова как будто не понимала, что говорить о мертвых в таком тоне просто кощунственно. Другой бы на месте этой несчастной сник, растерялся, согнулся под тяжестью беды. Но до нее как будто не доходило, что сына нет, муж - за решеткой, а она, будучи безработной, осталась без всяких средств к существованию:
    В тот черный день, когда Костя вернулся домой взбудораженный, в расстроенных чувствах, зная о том, что он любит Сашу больше жизни, она не пыталась его успокоить, а, наоборот, подливала масла в огонь: И, когда он бросился в сарай, чтобы накинуть петлю на шею, «любящая» мать почему-то не кинулась следом за сыном и не пыталась помешать ему:
    Когда Татьяну Прудковскую спросили о мере наказания, она сказала: «Я не знаю, что может быть страшнее в жизни, чем потеря ребенка. Но одно дело, когда он болен, и совсем другое, когда твоего ребенка безжалостно убивают. Моей дочери только-только исполнилось 17 лет. Она верила Краснолобову, а он добивал ее уже лежащую. Человек на такое не способен. Я верю, что есть Божий суд, где всем воздастся сполна. Но пока я прошу справедливости у этого суда».
    В последнем слове обвиняемый пытался разжалобить служителей Фемиды: «Прошу вас строго не судить, так как при моем возрасте и здоровье я не осилю большого срока. Лучше уж, кто желает моей смерти, расстреляйте меня, что ли». Центральный суд города Барнаула назначил наказание Краснолобову в виде лишения свободы сроком 10 лет и 3 месяца в исправительной колонии строгого режима. Краевой суд оставил приговор без изменения.
    Людмила Ябыкова, специально для «ЧС»

    Источник: http://www.chslovo.com/articles/6069478/

    -Я не любил её?))


    Опубликовано: 18.02.2018 | Автор: tangvorrilo

    Рейтинг статьи: 5

    Похожие статьи


    Всего 5 комментариев.


    23.02.2018 Варлаам:
    Он не знал, что её счастье Утопает в его счастье. Погибает её радость, Задыхаясь в его страсти. Он мечтал, что она будет С ним одним и не с кем больше. И держал её сердце в клетке Под замком - ведь так было проще.

    10.04.2018 Любава:
    Они были красивой парой, так говорили люди. Она любила его. Он её тоже.  Жизнь его душе всегда давала милая спокойная девушка, которую он любил всем сердцем, которой дорожил больше жизни и боялся потерять.

    09.02.2018 Игнатий:
    Ей на душу его наплевать. И стихи его не прочитая, она стала их просто сжигать.. Он любил ее больше жизни..  Он ушел после этого с жизни.. Видно жить было не суждено.

    17.03.2018 Вера:
    С ним одним и не с кем больше. И держал её сердце в клетке. Под замком - ведь так было проще. Все усилия были тщетны: Сколько б он не вложил стараний, Убивая её душу, Он боялся её ранить.

    08.03.2018 ciosupphum:
    Люблю ее больше жизни, бросить сам не хочу, хочу вернуть, изменой это, наверно, нельзя назвать, т.к. она ушла от меня фактически, но по бумагам мы все еще в браке, но и сказала, что я могу ей доверять.

    16.03.2018 rhaparhea:
    Нужно просто запретить им ходить по квартирам и привлекать новых членов в церковь. Архив опросов. Он любил ее больше жизни.